Фильмы «Цвет граната» и «Легенда о Сурамской крепости»

Категория: Новости Дата: 16.02.2015 Автор: Евгений Коваленко

«Цвет граната» создан не на внешних сюжетных связях, а на внутренних, духовных, которые облекаются в зримую форму, цвет и пластику чисто параджановского образного мышления. Эти образы живут в нём как в армянине и на протяжении долгих лет преследуют его. Это истекающий кровью гранат на белой скатерти, это трепещущие в агонии рыбы, роза и хачкар; это вязанка перца на фоне Арарата. Всё это восприятие художником окружающего мира, его страсти, отражаемые в материи предметов. Что такое роза и хачкар? Роза — символ утончённого Востока, возвышенной поэзии, — это любовь, согласие, душа Востока рядом с символом самобытности армянского искусства — хачкаром. В хачкарах угадывается судьба, образ Армении, участь её культуры, испытавшей влияние культуры Востока, но сохранившей самобытность, а в более обширном контексте или просто вне конкретного контекста — это красота и вечность, соединённые в одном кадре.

А перец на фоне Арарата? Горечь и Арарат. Века и поколения армян несут в себе эту горечь. Это образ и символ, страсть и взгляд, чувствующий боль народа, взгляд художника, живущего одними страстями со своим народом, взгляд сына Отечества. Это он сам, и вы, и я, и душа армянина, претворённые в образ и символ.

Но нам надо стать выше обид истории и жертв, которые мы принесли, и вернуться к истокам нашего мироздания, нашей символики. А это — великий эпос Армении «Давид Сасунский».

Мало кто из наших кинодеятелей, писателей, художников, многие из которых живут до сих пор за счёт эксплуатации тем «обид истории и жертв, которые мы принесли», понимает, что хачкар — древний камень-памятник с резным изображением креста. Такое мог сказать лишь художник, чувствующий высокую степень зрелости национального самосознания, ищущий пути духовного обновления народа в истоках его мироздания.

После долгого перерыва Параджанов на Тбилисской киностудии приступил к съёмкам фильма «Легенда о Сурамской крепости» и вскоре успешно завершил работу над ним, посмотреть этот фильм можно на кино-портале http://the-smurfs.ru/. Мы говорим с ним об этом в дни премьеры:

— После «Цвета граната» был пятнадцатилетний перерыв, и вот вы снова вернулись в кинематограф. Что привлекло вас в «Сурамской крепости» Д. Чонкандзе?

— Во-первых, я хочу поблагодарить Грузию за проявленное ко мне великодушие и предоставленную возможность снова вернуться в кино. Совместно с Додо Абашидзе по сценарию Н. Гигашвили мы осуществили постановку «Сурамской крепости». Это достаточно сентиментальное и слабое литературное произведение. Но привлекла нас не литература, а сам смысл легенды. Языческая притча, идущая от античных легенд, очень интересна тем, что может двигаться как бы по шкале времени. Ты можешь привести её в средневековье, в эпоху Ренессанса, в наше время и всё равно остаётся повесть о подвиге. По повести, чтобы выстояла стена Сурамской крепости, в жертву должны были принести мальчика Зураба. Мы ушли от этой трактовки и превратили жертвоприношение в самопожертвование юного героя, отдающего свою жизнь во имя Родины, чтобы выстояла Сурамская крепость, чтобы не прошёл враг. Благодаря этому переосмыслению, фильм приобрёл высокое патриотическое и современное звучание и воспринимается как специфическая восточная притча о подвиге, о детстве, об истоках подвига.

Выражаем благодарность интернет-ресурсу http://samuithailand.net/ за предоставленные документальные материалы и информацию, которая послужила исходным материалом для написания этой статьи. Автор статьи Артур Гаргевосян, актер Ереванского театра "АрменТеско".